История Кирилло-Белозерского монастыря



Кирилло-Белозерский монастырь – это действующий православный мужской монастырь, расположенный на берегу Сиверского озера в Вологодской области. Вся история Кирилло-Белозерского монастыря неразрывно связана с важными событиями в Русском государстве. Он был крупнейшим религиозным и культурно-экономическим центром Русского севера, местом политической ссылки и центром паломничества, а до XVII века имел важное стратегическое значение.

При Кирилле Белозерском монастырь называли Домом Пресвятой Богородицы, а после его смерти - Домом Пресвятой Богородицы и чудотворца Кирилла. Обитель никогда и никем не была осквернена: ни татарами, ни литовцами, ни поляками, ни немцами. Во время польско-литовского нашествия на нее трижды нападали, осаждали и пытались взять приступом, но проникнуть за крепостные стены захватчикам не удалось.

Все храмы и сооружения пережили и трудное советское время, когда шла борьба с религией. Большинство икон также дошло до наших дней.

Белозерская обитель - это город с мощнейшими крепостными стенами и башнями, с огромной территорией, площадь которой - самая большая в Европе. Чтобы обойти ее во время крестного хода, у монахов уходит полтора часа.

Из истории

Кирилл Белозерский (в миру имел имя Козьма) принадлежал к знатному московскому боярскому роду Вельяминовых. Когда ему было 30 лет, он пришел в московский Симонов монастырь, основателем которого был ученик и племянник Сергия Радонежского - архимандрит Феодор.

Козьма был пострижен в монашество с именем Кирилл. В обители он работал у раскаленной печи на монастырской кухне, затем ему поручили переписывать книги, а когда архимандрит Феодор получил ростовскую кафедру епископа, преподобному Кириллу был доверен этот важный пост. Однако, из-за недоброжелательства некоторых иноков Кирилл уже через год отказался от власти. Всего он пробыл в обители Симона около 30 лет.

Основание Кирилло-Белозерского монастыря

В это время в Симонов монастырь из северного Белозерского края прибыл постриженик этой же обители старец Ферапонт. Впечатлённый его рассказами преподобный Кирилл решил покинуть обитель и отправился жить в далекий северный край.

Так, в возрасте 60 лет он пришел в Белозерье и поселился в том месте, где речка Свияга впадает в Сиверское озеро. Здесь, на склоне крутого холма, он устроил себе хижину, построил часовню и в одиночестве стал жить в лесной глуши.

Весть о его подвижнической жизни стала известна не только в окрестных поселениях, но и в Москве. Вскоре иноки из других обителей, а также миряне, искавшие пути спасения, стали приходить в Белозерский край.

В новой обители были установлены очень строгие аскетические порядки: у иноков не было ничего личного, все было общее, в кельях были только рукомойник и книги. Послушники общались между собой только на темы Священного Писания, вино в обители не держалось, а уличенные в питии вина безжалостно изгонялись.

Не смотря на строгий устав и необходимость постоянно преодолевать трудности, число иноков в обители постоянно увеличивалось.

Про старца Кирилла складывали легенды:

  • По одной из них однажды своей пламенной молитвой он остановил на озере бурю и, тем самым, спас от гибели монахов-рыболовов
  • В неурожайные года хлеб в монашеских амбарах чудесным образом не уменьшался и монахи делились им с голодающими крестьянами.

Первый храм здесь был поставлен в 1397 году, это была деревянная церковь Успения.

Преподобный Кирилл Белозерский управлял обителью в течение 30 лет и, не смотря на суровые условия жизни, умер в 1427 году в возрасте 90 лет, а через 21 год после смерти он был причислен к лику святых.

Развитие и процветание обители после смерти Кирилла

Преподобный Кирилл наладил монастырскую жизнь так, что и после его смерти обитель продолжала расти и увеличивать свое влияние в государственном масштабе. Особый авторитет и уважение она приобрела после событий 1446 года:

В первой половине XV века в Москве шла упорная борьба за власть. В 1445 году, когда на престоле находился Василий II, князь Дмитрий Шемяка, совершил государственный переворот и заставил экс-князя целовать крест и дать клятву перед крестом, что он не будет больше претендовать на престол. Кроме того, он ослепил Василия II и сослал его в Вологду.

Вскоре Василий Темный (так его стали называть за слепоту) отправился в Кириллов монастырь, настоятель которого освободил его от "крестного целования" и благословил к возвращению на княжение.

В феврале 1446 года Василию II удалось возвратиться в Москву и занять престол, в связи с чем он проникся любовью и уважением к обители и щедро отблагодарил ее.

Дмитрий Шемяка бежал в Великий Новгород, где через несколько лет, в 1453 году был отравлен и погиб.

Со временем иноки обители стали отходить от заветов ее основателя относительно строгой, подвижнической жизни. Часто, вступая в братию, богатые миряне делали большие вклады, на которые настоятели покупали большие земельные участки.

Часть монахов выступала против такой предприимчивости и в знак протеста покидала обитель. Более того, в конце XV века возникло движение заволжских старцев-нестяжателей, идеи которых поддерживал и Нил Сорский. Однако, в результате, восторжествовало направление, выступившее за сильную и богатую церковь.

Московские правители уделяли монастырю большое внимание. Так, в 1528 году князь Василий III с княгиней Еленой Глинской молились здесь о даровании им наследника, а их родившийся сын, ставший царем Иваном Грозным, считал себя обязанным монастырю своим рождением. Как и его отец, он делал большие вклады на развитие обители.

Надо отметить, что перед смертью и Василий III, и Иван Грозный были пострижениками обители.

На средства Василия III и его сыновей Ивана и Федора в монастыре было построено несколько храмов.

Со второй половины XVI века обитель владела огромными земельными угодьями, соляными и рыбными промыслами, также имела собственный речной флот и торговые дворы в Москве, Твери, и Вологде, Ярославле и других городах. Монастырь бурно застраивается, скоро превращается в городок и по числу храмов превосходит даже Троице-Сергиеву обитель.

Структурно он включает в себя Большой Успенский и Малый Ивановский монастыри, а также Новый город.

В Большом Успенском монастыре расположены основные монастырские строения. Это Успенский собор, построенный в 1497 году, и церковь преподобного Кирилла Белозерского, церкви преподобного князя Владимира и святого Епифания Кипрского, Трапезная палата и Колокольня, церковь Архангела Гавриила и другие храмы.

Среди построек Малого Ивановского монастыря можно выделить церкви Гавриила и Иоанна Предтечи, надвратные церкви Преображения и Ивана Лествичника.

К началу XVII века обители принадлежало 11 сел и 5 селец, 607 деревень и 320 пустошей.

Кирилло-Белозерский монастырь как место заточения

Как и многие другие северные монастыри, обитель использовалась как место ссылки неугодных представителей знати. Особенно много высокопоставленных людей сюда было сослано в период царствования Ивана Грозного. Некоторые из них сами укрывались здесь по своей воле. В этот период особенно заметен отход от прежней строгой монашеской жизни. Часто находившиеся в заточении аристократы не утруждали себя чтением молитв, не держали пост, а в кельях устраивали целые пиры.

Среди сосланных в обитель был приближенный Ивана III боярин Василий Косой-Патрикеев, московский митрополит Иоасаф Скопицин и священник московского Благовещенского собора Сильвестр.

В 1534 году здесь был заточен полководец Иван Воротынский, а также его сыновья военноначальники Владимир и Михаил Воротынские, которые погибли в стенах обители. Сюда был сослан князь Иван Петрович Шуйский, умерший насильственной смертью, а в XVII веке здесь был заточен патриарх Никон.

Центр культурной жизни

На первых этапах своего существования Кирилло-Белозерский монастырь имел важное значение для развития необжитых районов Русского севера и для просвещении этого края.

В обители собирались и переписывались книги, работала книгописная мастерская, оставившая богатое наследство – это летописные своды и послания, полемические произведения и другие памятники древнерусской литературы.

Здесь создавались церковные песнопения, иконы и предметы церковного убранства, обитель была центром культурной жизни в самом широком его понимании.

Обитель в период польско-литовской оккупации

К 1601 году оба монастыря были обнесены каменными стенами с восемью башнями, причем стены Успенского монастыря имели два яруса бойниц, а Ивановского – один. Внутри стен находились девять каменных церквей, колокольня и различные хозяйственные постройки.

Кроме того, в 1610 году было завершено строительство дополнительной каменной стены – Острога, которая защитила наиболее уязвимый участок обители на стыке стен двух монастырей.

Построенная крепость в 1612-1617 годах благополучно выдержала несколько наступлений польско-литовских интервентов.

Первый раз польско-литовские отряды напали на обитель в августе 1612 года, затем предпринимались попытки захватить крепость в декабре того же года. В последующем они несколько раз подходили к стенам крепости, но увидев ее готовность к обороне, не решались предпринять штурм.

Почти шесть лет крепость находилась в осаде и все это время польско-литовские интервенты грабили и сжигали монастырские деревни, расположенные вокруг, убивали крестьян. Обитель терпела большие убытки, не хватало денег и продовольствия, а население монастырских сел к 1617 году сократилось на 90%.

Осада крепости прекратилась только в 1618 году.

Строительство новых укреплений

В 30-х годах XVII века стены крепости, пострадавшие во время боев, вновь укрепляются, а в 1653 году по указу и на средства царя Алексея Михайловича начинается строительство грандиозной стены.

Царь хотел создать в северных краях сильную крепость, в которой можно было бы укрыться от врагов во время войн и в период внутренних волнений.

С весны 1653 года начались строительные работы, продолжавшиеся около тридцати лет. Возведенные укрепления, ставшие вторым кольцом оборонительных сооружений, по своей величине не имеют равных в России. Высота башен составляет более 50 метров, длина стен - два километра триста метров, по их галереям можно свободно проехать на четверке лошадей.

Вместе с тем, построенные укрепления не использовались для защиты обители.

Упадок монастыря

Закат монастыря начался при Петре Первом, когда в России появились северные порты и торговля через Архангельск значительно сократилась. Кроме того, крепость утратила свое фортификационное значение.

При Петре Первом деньги на монастырские постройки не выделялись, а рабочие руки больше были нужны на строительстве Санкт-Петербурга.

В 1864 году Екатерина II отобрала у обители крестьян и угодья, а вскоре, по ее указу, монастырская слобода была преобразована в город Кириллов.

С приходом Советской власти в 1918 году был расстрелян настоятель монастыря, епископ Кирилловский Варсонофий.

В 1924 году обитель была закрыта, а на ее территории был создан краеведческий музей, преобразованный в 1968 году в Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

Возрождение

В 1997 году, в год 600-летия основания монастыря был подписан договор между музеем и Вологодским епархиальным управлением, в соответствии с которым на территории Малого Иоанновского монастыря возобновлялась монашеская жизнь. Более чем через 70-лет в храме над гробом преподобного Кирилла Белозерского совершилась Божественная литургия, а 29 декабря 1998 года Малый Иоанновский монастырь был передан Церкви.

С 1998 года Кирилло-Белозерский монастырь признан особо ценным объектом культурного наследия народов России.

Поделиться:




наверх

наверх